phd_paul_lector: (обед)
[personal profile] phd_paul_lector
пMG_0217вешнк.JPG


1.пMG_0219тюря.JPG
Тюря ("Бородинский" хлеб, охлаждённый отвар от картошки, яблочный уксус, варёная картошка, лук репчатый и зелёный; потом ещё пару раз делал - добавлял также ароматное подсолнечное масло). С маслом - вкусно! :)

2.пMG_0213.JPG
Гречневая каша, обжаренные лук-порей и острый перец, солёный огурец; солёный белый гриб; "Бородинский" хлеб.

3.пMG_0211.JPG
Тофу с раковыми шейками (пресервы в рассоле), тарталетки с красной икрой (нерки), редис с чёрной "четверговой" солью, зелёный лук, чёрный перец (ССЧП); "Бородинский" хлеб.

4.пMG_0212.JPG
Удон, тофу, раковые шейки, острый красный перец, зелёный лук, петрушка, соевый соус, кунжутное масло.

5.пMG_0215.JPG
Корюшка жареная (покупная), квашеная капуста, редис, черри, петрушка, ССЧП.

6.пMG_0217вешнк.JPG
Жареные вёшенки, спаржа, картошка, лук-порей и острый красный перец, квашеная капуста, солёный белый гриб, петрушка; редис; Напиток Тонус овощная смесь ACTIVE+ с чёрным перцем.


*       *       *

("зелёный лук - зелёный баклажан - загрязнённый баклажан")

*       *       *


            «...В гостинице, в углу большой, небогато, но опрятно убранной горницы, поставлен был стол, и на нём кипел ярко вычищенный самовар. На другом столе отец гостиник Спиридоний расставлял тарелки с груздями, мелкими рыжиками, волнухами и варёными в уксусе белыми грибами, тут же явился и сотовый мед, и мочёная брусника, и клюква с мёдом, мочёные яблоки, пряники, финики, изюм и разные орехи. Среди этих закусок и заедок стояло несколько графинов с настойками и наливками, бутылка рому, другая с мадерой ярославской работы.

            - Садитесь, гости дорогие, садитесь к столику-то, любезненькие мои, - хлопотал отец Михаил, усаживая Патапа Максимыча в широкое мягкое кресло, обитое чёрною юфтью, изукрашенное гвоздиками с круглыми медными шляпками. - Разливай, отец Спиридоний... Да что это лампадки-то не зажгли перед иконами?.. Малец,- крикнул игумен молоденькому бельцу, с подобострастным видом стоявшему в передней,- затепли лампадки-то да и в боковушах у гостей тоже затепли... Перед чайком-то настоечки, Патап Максимыч,- прибавил он, наливая рюмку.- Ах ты, мой любезненькой!
            - Да не хлопочи, отец Михаил,- говорил Патап Максимыч.- Напрасно.
            - Как же это возможно не угощать мне таких гостей? - отвечал игумен.Только уж не погневитесь, ради Христа, дорогие мои, не взыщите у старца в келье - не больно-то мы запасливы... Время не такое - приехали на хрен да на редьку... Отец Спиридоний, слетай-ка, родименькой, к отцу Михею, молви ему тихонько - гости, мол, утрудились, они же, дескать, люди в пути сущие, а отцы святые таковым пост разрешают, прислал бы сюда икорки, да балычка, да селёдочек копченых, да провесной белорыбицы. Да взял бы звено осетринки, что к масленой из Сибири привезли, да белужинки малосольной, да севрюжки, что ли, разварил бы ещё.

            Отец Спиридоний низко поклонился и пошел исполнить игуменское повеление.

            - Что же настоечки-то?.. Перед чайком-то?.. Вот зверобойная, а вот зорная, а эта на трефоли настоена... А не то сладенькой не изволишь ли?.. Яким Прохорыч, ты, любезненькой мой, человек знакомый и ты тоже, Самсон Михайлович, вас потчевать много не стану. Кушайте, касатики, сделайте божескую милость. Выпили по рюмочке, закусили сочными яранскими груздями и мелкими вятскими рыжиками, что зовутся бисерными ...
            - Отец Михаил, да сам-то ты что же? - спросил Патап Максимыч, заметив, что игумен не выпил водки.
            - Наше дело иноческое, любезненькой ты мой Патап Максимыч, а сегодня разрешения на вино по уставу нет,- отвечал он.- Вам, мирянам, да ещё в пути сущим, разрешение на вся, а нам, грешным, не подобает.
            - Говорится же, что гостей ради пост разрешается? - сказал Патап Максиммч.
            - Ах ты, любезненькой мой, ах ты, касатик мой! - подхватил отец Михаил.Оно точно что говорится. И в уставах в иных написано... Много ведь уставов-то иноческого жития: соловецкий, студийский, Афонския горы, синайский - да мало ли их,- мы больше всего по соловецкому.
            - Ну, и выкушал бы с нами чару соловецкую,- шутя сказал Патап Максимыч.
            - Ах ты, любезненькой мой!.. Какой ты, право!.. Греха только не будет ли?.. Как думаешь, Яким Прохорыч? - говорил игумен.
            - Маленькую можно,- сухо проговорил паломник.
            - Ох ты, касатик мой! - воскликнул игумен, обняв паломника, потом налил рюмку настойки, перекрестился широким, размашистым крестом и молодецки выпил. «Должно быть, и выпить не дурак,- подумал Патап Максимыч, глядя на отца игумена. - Как есть молодец на все руки». Воротился отец Спиридоний, доложил, что передал игуменский приказ казначею.
            - Отец Михей говорит, что есть у него малая толика живеньких окуньков да язей, да линь с двумя щучками, так он хотел ещё уху гостям сготовить,- сказал отец Спиридоний.
            - Ну бог его спасёт, что догадался, а мне, старому, и невдомёк, - сказал отец Михаил.- Это хорошо с дороги-то ушки горяченькой похлебать... Ну, бог тебя благословит, отец Спиридоний!.. Выкушай рюмочку.
            - Не подобает, отче,- смиренно проговорил гостиник, а глаза так и прыгают по графинам.
            - Э-эх! все мы грешники перед господом! - наклоняя голову, сказал игумен. - Ох, ох, ох! грехи наши тяжкие!.. Согрешил и я, окаянный,- разрешил!.. Что станешь делать?.. Благослови и ты, отец Спиридоний, на рюмочку - ради дорогих гостей господь простит...

            Отец гостиник не заставил себя уговаривать. Беспрекословно исполнил он желание отца игумна. Выпили по чашке чаю, налили по другой. Перед второй выпили и закусили принесёнными отцом Михеем рыбными снедями. И что это были за снеди! Только в скитах и можно такими полакомиться. Мешочная осетровая икра точно из чёрных перлов была сделана, так и блестит жиром, а зернистая троечная (Белужью зернистую икру лучшего сорта, до железных дорог, отвозили в Москву и другие места на почтовых тройках тотчас после посола. Оттого и звали ее «троечной»), как сливки - сама во рту тает, балык величины непомерной, жирный, сочный, такой, что самому донскому архиерею не часто на стол подают, а белорыбица, присланная из Елабуги, бела и глянцевита, как атлас. Хорошо едят скитские старцы, а лучше того угощают нужного человека, коли бог в обитель его принесёт. Медной копейки не тратит обитель на эти «утешения» - все усердное даяние христолюбцев.
            Живёт христолюбец, век свой рабочих на пятаки, покупателей на рубли обсчитывает. Случится к казне подъехать - и казну не помилует, сумеет и с неё золотую щетинку сорвать. Плачутся на христолюбца обиженные, а ему и дела мало, сколачивает денежку на чёрный день, под конец жизни сотнями тысяч начнет ворочать да разика два обанкротится, по гривне за рубль заплатит и наживёт миллион... Приблизится смертный час, толстосум сробеет, просит, молит наследников: «Устройте душу мою грешную, не быть бы ей во тьме кромешной, не кипеть бы мне в смоле горючей, не мучиться бы в жупеле огненном». И начнут поминать христолюбца наследники: сгромоздят колокольню в семь ярусов, выльют в тысячу пудов колокол, чтобы до третиего небеси слышно было, как тот колокол будет вызванивать из ада душу христолюбца-мошенника. Риз нашьют парчовых с жемчугами да с дорогими каменьями, таких, что попу невмоготу и носить их, да и страшно - поручь одна какая-нибудь впятеро дороже всего поповского достоянья. Сотни рублей платят наследники христолюбца голосистому протодьякону, чтобы такую «вечную память» сотворил он по тятеньке, от какой бы и во аде всем чертям стало тошнехонько. И вызвонят и выревут таким способом грешную душу из вечныя муки... Раскольникам так спасать родителей не доводится - колокола, ризы и громогласные протодьяконы у них возбраняются. Как же, чем же им, сердечным, спасать душу тятенькину?.. Ну и спасают ее от муки вечныя икрой да балыками, жертвуют всем, что есть на потребу бездонного иноческого стомаха (желудка)... Посылай неоскудно скитским отцам-матерям осетрину да севрюжину - несомненно получит тятенька во всех плутовствах милосердное прощение. Ведь старцы да старицы мастера бога молить: только деньги давай да кормы посылай, любого грешника из ада вымолят... Оттого и не скудеет в скитах милостыня. Ел бы жирней да пил бы пьяней освящённый чин - спасенье всякого мошенника несомненно. Откушал Патап Максимыч икорки да балычка, селёдок переславских, елабужской белорыбицы. Вкусно - нахвалиться не может, а игумен рад-радехонек, что удалось почествовать гостя дорогого. Дюков долго глядел на толстое звено балыка, крепился, взглядывая на паломника,- прорвало-таки, забыл великий пост, согрешил - оскоромился. Врагу действующу, согрешили и старцы честные. Первым согрешил сам игумен, глядя на него - Михей со Спиридонием. Паломник укрепился, не осквернил уст своих рыбным ядением. Покончив с рыбными снедями, принялись за чай с постным молоком, то есть с ромом. Тут старцы от мирян не отстали, воздержней других оказался тот же паломник. Поразвеселились, языки развязались, пошла беседа откровенная, даже Дюков помаленьку начал разговаривать.

            - Что, отец Михаил, скучно, чай, в лесу-то жить?- спросил Патап Максимыч у игумна.
            - Распрелюбезное дело, касатик ты мой,- отвечал он.- Как бы от недобрых людей не было опаски, лучше бы лесного житья во всем свете, кажись, не сыскать... Злодеи-то вот только шатаются иной раз по здешним местам... Десять годов тому, как они гостить приезжали к нам... Памятки от тех гостин до сей поры у меня знать... Погляди-ка, вот ухо-то как было рассечено,- прибавил он, снимая камилавку и приподнимая седые волосы.- А вот ещё ихняя памятка, - продолжал игумен, распахивая грудь и указывая на оставшиеся после ожога белые рубцы,- да вот еще перстами не двигаю с тех пор, как они гвоздочки под ноготки забивали мне. И показал Патапу Максимычу два сведенные в суставах пальца левой руки. - Как бы не страх от этих людей, какой бы ещё жизни! - продолжал отец Михаил.- Придёт лето, птичек божьих налетит видимо-невидимо; от зари до зари распевают они на разные гласы, прославляют Царя небесного... В воздухе таково легко да приятно, благоухание несказанное, цветочки цветут, травки растут, зверки бегают... А выйдешь на Усту, бредень закинешь, окуньков наловишь, линей, щучек, налим иной раз в вершу попадет... Какого ещё житья?.. Зимней порой поскучнее, а всё же нашего лесного житья не променять на ваше городское... Ведь я, любезненькой мой, пятьдесят годов в здешних-то лесах живу. Четырнадцати лет в пустыню пришел; неразумный еще был, голоусый, грамоте не знал... Так промеж людей в миру-то болтался: бедность, нужда, нищета, вырос сиротой, самый последний был человек, а привёл же вот бог обителью править: без году двадцать лет игуменствую, а допреж того в келарях десять лет высидел... Как же не любить мне лесов, болезный ты мой, как мне не любить их?.. Ведь они родные мои.
            - Конечно, привычка,- заметил Патап Максимыч.
            -Да, касатик мой, истинное слово ты молвил,- отвечал отец Михаил.- Это, как у вас в миру говорится: «Привычка не рукавичка, на спичку её не повесишь». Всякому свое, до чего ни доведись... в Книзе животней, яже на небеси, овому писано грады обладати, овому рать строити, овому в хораблях моря преплывати, овому же куплю деяти, а наше дело о имени Христове подаянием христолюбцев питаться и о всех истинных христианах древлего благочестия молитвы приносити. Свет истинный везде, и в море далече, и во градах, и в весях, и нет места ближе ко Христу-свету, как в лесах да в пустынях, в вертепах и пропастях земных. Так-то, касатик, так-то, родненький! ..
            - Так у вас в обители, говоришь, соловецкий чин содержится? - спросил Патап Максимыч.
            - Чин соловецкий, любезненькой ты мой, а также и по духовной грамоте преподобного Иосифа Волоцкого*. Прежде всего о том тщание имеем, како бы во обители все было благообразно и по чину... А ты, миленький отец Спиридоний, налей-ка гостям ещё по чашечке, да ромку-то не жалей, старче!.. Ну, опять же, касатик ты мой Патап Максимыч, блюдем мы опасно, дабы в трапезе все сидели со благоговением и в молчании... Ведь святые-то отцы что написали о монастырской трапезе? «Яко, глаголют, святый жертвенник, тако и братская трапеза во время обеда - равны суть»... Да ты что осовел, отец Спиридоний, подливай гостям-то, не жалей обительского добра... Ах ты, любезненькой мой, Патап Максимыч!.. Вот принес Христос гостя нежданного да желанного!.. А уж сколько забот да хлопот о потребах монастырских, и рассказать всего невозможно. И о пище-то попекись и о питии, об одежде и обущи (обуви) и о монастырском строении, и о конях, и о скотном дворе, обо всём... А братией-то править, думаешь, лёгкое дело?.. О-ох, любезненькой ты мой, как бы знал ты нашу монастырскую жизнь... Грехи-грехи наши! Потчуй, а ты, отец Спиридоний... Да что же ушицу-то, ушицу?.. Отец Михей, давай скорее, торопи на поварне-то, гости, мол, ужинать хотят.

            Минут через пять казначей воротился, и за ним принесли уху из свежей рыбы, паровую севрюгу, осетрину с хреном и кислую капусту с квасом и свежепросольной белужиной. Ужин, пожалуй, хоть не у старца в келье великим постом. И старцы и гости, кроме паломника, все согрешили - оскоромились. И вина разрешили во утешение довольно. Кончив трапезу, отец Михей да отец Спиридоний начали носом окуней ловить. Сильно разбирала их дремота.

            - Ты бы, отче, благословил отцам-то успокоиться, смотри, глаза-то у них совсем слипаются,- молвил Стуколов, быстро взглянув на игумна.
            - Ин подите в самом деле, отцы, успокойтесь, Бог благословит,- молвил игумен.

            Положив уставные поклоны и простившись с игумном и гостями, пошли отцы вон из кельи…

(П.И. Мельников-Печерский, «В лесах»)

___________________________
* Иосиф Волоцкий - святой Русской Церкви, почитается в лике преподобных, память совершается 9 (22) сентября и 18 (31) октября. Талантливый церковный писатель; крупнейший борец с т.н. «ересью жидовствующих», противник идей бедности духовенства и церкви в целом, доказывал законность монастырского землевладения, отстаивал необходимость украшать храмы красивыми росписями, богатыми иконостасами и образами. В 2009 г. был объявлен покровителем православного предпринимательства и хозяйствования.


From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

If you are unable to use this captcha for any reason, please contact us by email at support@dreamwidth.org


 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6 789101112
13 141516 17 1819
2021 2223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Monday, 25 September 2017 17:02
Powered by Dreamwidth Studios